Аномалии родительской любви

“Материнская любовь способна быть чудовищно эгоистичной. Да, мать любит своего сына, искренне и сильно любит — пока он мал, пока он в ее власти; но когда он взрослеет и становится самостоятельным, и у него обнаруживаются его собственные мнения, не совпадающие с материнскими, — вот тогда за него начинается борьба. Борьба с кем? Да с ним же, с его личностью, с его “я”. Борьба за что? За любовь. За то, чтобы уходящий от нее сын (а он уходит в мир, в жизнь) по-прежнему всецело принадлежал ей, Но “всецелое принадлежание” — это всецелое подчинение; а всецело подчиняться может только вещь. Вещью, любимой игрушкой и был для нее ее маленький сын. Не человеком. Это ужасная правда, но это правда. И это первое, что мы должны отметить особо. Второе начинается чуть позже, — когда появляется та, которая получает право вместо матери готовить ему завтрак; которой он теперь вместо матери будет отдавать деньги; и ей он теперь будет рассказывать о своих делах; и с ней, а не с матерью, он теперь будет советоваться, Чужая, посторонняя, невесть откуда взявшаяся, вертихвостка, будет командовать ее сыном и отбирать то внимание, которое сын уделял матери; и — главное! — она получает право требовать от ее сына, и требовать то, с чем совершенно не согласна мать, — вырастившая его, отдавшая ему столько сил, отдавшая ему себя... Или, просто и кратко: теперь он будет принадлежать другой. Это невыносимо! И, следовательно, недопустимо. И вот, собственно, и все. Теперь представьте, что мать еще и больна. Или заболела, чтобы удержать сына при себе. Не смертельно, но уход требуется постоянный. Это - обычная практика, медицине отлично известная. Защищаясь от слома, от душевной катастрофы, организм выбирает меньшее зло и уходит в физическое недомогание. Оглянитесь — и вы обнаружите, что система отношений “мать — неженатый взрослый сын” встречается гораздо чаще, чем вам казалось” (К. Михайлов “Уход за больным с элементами психотерапии”. Ростов-на-Дону, “Феникс”, 2000 г.. стр. 147-160).

Родитель должен всегда осознавать, что ребенок — это великий дар, который дает Господь для того, чтобы воспитать ребенка для Бога и для него самого, но вовсе не собственность родителя, раскаяться в собственнических чувствах пред Господом. Если родитель обнаружит в себе собственнические чувства — а они, несомненно, в большей или меньшей степени выражены у многих, особенно у матерей, — то ему следует научиться отделять их от естественной заботы о благополучии ребенка. Нужно постоянно следить за проявлением этих чувств, преодолевать их, учиться по мере взросления ребенка делегировать ему все больше ответственности, оставляя за сыном или дочерью право самостоятельного выбора в разных жизненных ситуациях.

Бывает, что родители жалуются детям на то, какие Они “несчастные, разбитые жизнью”. В этом случае родители перестают выполнять свою родительскую роль, потому что именно родители должны удовлетворять душевные потребности ребенка, а не наоборот. Подобная смена ролей мешает естественному психологическому развитию ребенка. Родители должны быть опорой для ребенка. Требуя от ребенка душевной поддержки, родитель причиняет ему огромный вред, разрушает свой родительский авторитет.

Некоторые считают, что именно дети должны стать их утешением и источником душевного равновесия. Они хотят, чтобы ребенок “нянчил”, успокаивал их. А если этого не происходит, если маленький человек занят своими делами, они наказывают его. Когда ребенок подрастает и отказывается “нянчить” своих родителей до старости, они чуть ли не проклятиями покрывают голову “жестоких” и “неблагодарных” детей, которые решили как-то устроить свою жизнь самостоятельно. Чаще всего такие родители — люди жестокие, они вполне способны позаботиться о себе сами, Что можно посоветовать таким родителям? Нужно смириться с тем, что ребенок не в состоянии быть утешителем, сложившимся сознательным существом, уступчивым и беспрекословно послушным. Это противоестественно для природы ребенка. Если принудить его принять эту роль, то он будет развиваться ненормально, с различными, возможно, тяжелыми последствиями. Факт непослушания со стороны подростка не следует воспринимать как трагедию. Непослушание — это проявление личности ребенка, видимое свидетельство формирующегося в нем самостоятельного волевого начала. Насторожить должно обратное: затянувшееся бездумное послушание. Мягкотелость и полное подчинение чужой воле может впоследствии искалечить человеку жизнь. Выросшее “безвольное дитя” не сможет самостоятельно устроить свою жизнь, решительно сказать “нет” негативному влиянию общества. В этой связи психологи обращают внимание на такое явление, как упрямство в раннем возрасте. Именно так проявляется формирующийся характер ребенка. Подавляя упрямство, мы рискуем заодно подавить личность малыша. Усмиряя кажущееся или мнимое детское своеволие, нужно быть очень и очень осторожным.

Из всего сказанного совершенно не следует, что дети не должны выполнять разумных требований родителей, помогать им. Это лишь означает, что дети не обязаны восполнять эмоциональные и душевные потребности родителей, которые, в свою очередь, не вправе требовать этого от своих детей. Дорогие родители, ищите поддержку где угодно, но только не в собственных детях! У многих родителей возникает потребность обращаться со своими детьми как с ровесниками. Да, действительно, быть ласковым, дружелюбным, уметь играть с детьми любого возраста — это нормально. Можно беседовать с детьми на разные темы, но только с целью развития их интеллекта, а не для того, чтобы переложить на них свои психологические проблемы. Ни в коем случае нельзя “плакаться в жилетку” собственному ребенку, советоваться с ним по поводу своих взрослых проблем, иначе он будет чувствовать свою незащищенность в этом мире. Конечно, иногда можно посоветоваться со своим ребенком-подростком, но совсем не для того, чтобы переложить на него тяжесть принятия решения или получить эмоциональную поддержку. Нельзя просить детей облегчить наши страдания. Родитель должен быть авторитетом для ребенка, направлять его, быть тем человеком, на кого ребенок может опереться, положиться, на кого будет равняться. Если родитель перестает выполнять свои отцовские (материнские) обязанности и не подает детям положительного примера, они перестают чувствовать безопасность и легче поддаются дурному влиянию

И коль мы заговорили о привязанности, то вопроса о ревности просто никак не обойти. Привязанность и ревность — две родные сестры. Родительская ревность проявляется в очень тонких формах. Родитель может ревновать своего ребенка к друзьям, книгам, музыке, к авторитетным старшим товарищам и даже к психологу, к которому обратились за помощью. Нетрудно понять, в чем здесь ошибка. Материнская любовь — прежде всего дар. Но дарует она, чтобы довести ребенка до той черты, после которой он в этом даре нуждаться не будет. Мы кормим детей, чтобы они со временем сами научились есть; мы учим их, чтобы они выучились, чему нужно. Эта любовь работает против себя самой. Цель наша — стать ненужными. Парадокс, но это именно так.

Многие родители, безгранично посвящая себя ребенку, могут вызвать у ребенка чувство неоплаченного долга, вины, отсутствия собственной ценности и убеждение, что он не заслуживает всего этого и не в состоянии оплатить долг. Тот факт, что родитель не требует платы, только ухудшает проблему. В этом случае у детей могут возникнуть серьезные проблемы, когда им придется покидать дом. Будучи отягощенным чувством неоплаченного долга, ребенок будет искать оправдания своей жизни и “платить долг”, играть аналогичную роль в отношениях с другими людьми, — посвящая себя им, не требовать ничего взамен, особенно от своих детей. Таким образом, чувство неполноценности и долга передается следующему поколению. Это удел многих семей, это груз, передающийся из поколения в поколения. Одним удается избавиться от долгов, просто отказавшись их платить, а другим — нет. Последние часто терпят поражения в отношениях с внешним миром, оставаясь тесно связанными с родительским домом, а иногда и вообще не покидают его. Некоторые пытаются сбросить с себя это ярмо, отрицая существование такого “долга”. Иногда их поведение принимает экстремальные формы, осуждаемые семьей, обществом. Эти люди часто оказываются в изоляции. Исполненные чувства вины, они отчаянно ищут понимания, и, при этом, не умея построить конструктивные отношения со значимыми старшими, или же, потерпев поражение в жизни, возвращаются в родительский дом. Бывает, что “должники” уходят с жизненного поля боя с развитыми психиатрическими симптомами или с большими психологическими проблемами.

Родители, чрезмерно опекающие своих детей, достойны отдельного разговора. Нередко женщина всю свою жизнь посвящает воспитанию детей, С момента появления их на свет вся ее любовь и забота переключаются исключительно на них. Муж в этом случае становится как бы придатком, источником материального благополучия. Иногда за ним даже ухаживают — как за коровой, которая дает молоко и, соответственно, доход.

К измене мужа такие женщины относятся спокойно, не видя в этом никакой трагедии, если не разрушается семья и нет материального ущерба. Ненависти к мужу, как правило, они не испытывают, относятся к нему как к нашалившему ребенку, В общем, муж у них находится где-то “сбоку”. Даже когда мужья их бросают, они смиряются довольно быстро, второй раз замуж обычно не выходят, посвящая себя детям, потом внукам. И по службе они продвигаются чаще всего ради детей — чтобы дать им побольше. Уже с первых дней жизни ребенка “заботливая мать” принимается за его воспитание, причем с особым рвением. Уход и развитие по особым системам, может быть, нужны матери, но не ребенку. С желаниями ребенка, его потребностями, способностями и склонностями она обычно не считается. Воспитание идет путем принуждения, в условиях усиления моральной ответственности ребенка. Впоследствии жертв такого воспитания постоянно раздирают противоречия между “должен” и “хочется”.

Сначала все выглядит вполне благополучно. Ребенок посещает кружки и студии, которые выбирает мама. Но маленький человек смиряется и послушно выполняет волю матери, хотя при этом, с течением времени, неосознанно стремится уйти из-под ее опеки. Дитя, как существо чистое и доверчивое, идеализирует маму, не понимая до конца своих противоречивых чувств. С одной стороны, — мама любит, с другой, — уж очень душно в объятиях ее любви.Такое воспитание может привести повзрослевшего сына или дочь к нервным срывам, депрессии, неудовлетворенности своей жизнью. Разрушительность такого воспитания проявляется со всей силой, когда ребенок, начиная осознавать себя самостоятельной личностью, учится настаивать на своем. Поскольку “заботливая мать” воли ребенку не дает, он не может гармонично развиваться, удовлетворять свои душевные потребности, например, потребность в самостоятельности. Тогда ребенок заболевает. И педиатры, и психотерапевты единодушны во мнении, что практически все болезни возникают по причине неудовлетворенных душевных потребностей. На уровне сознания “заботливая мать” переживает, видя, что ребенок болен, но бессознательно она торжествует. Вот она, высокая цель — вылечить ребенка! Так вот, пока лечение эффекта не дает, действия матери выглядят вполне оправданными. Это — поиски врачей, лекарств, экстрасенсов, психологов (варианты “спасателей” могут быть самыми различными).

Но если она нечаянно приведет свое чадо к психологу, к которому, возможно, расположится сердце сына (или дочери), который впоследствии поможет ему найти жизненную опору, научит его правильно общаться, то она сделает все, чтобы (иногда максимально мягко, так, чтобы возлюбленное дитя даже не догадалось!) расторгнуть их отношения. Ведь если ребенок обретет опору в ком-то другом, он или уйдет от нее, или перестанет психологически зависеть от нее. Лишенная этой зависимости, она начинает чувствовать себя хуже.

Люди, освободившиеся от такой опеки, порвавшие психологическую зависимость, начинают чувствовать себя естественнее, свободнее, перестают нуждаться в материнской поддержке, а “заботливые матери” негодуют и обещают “прийти и разобраться с этим психологом". Такая мать не остановится ни перед чем, ибо ее лозунг: “Я все сделаю для твоего счастья при условии, если ты останешься несчастным. Я все сделаю для твоего выздоровления при условии, если ты останешься больным”. На первых этапах у выздоравливающих детей развивается неприязнь, даже ненависть к родителям. Потом все проходит, отношения нормализуются... но для этого нужно терпение и время. “Заботливые матери” блокируют духовное, душевное, нравственное, физическое развитие своих детей. Чувствуя себя брошенными, многие современные женщины пытаются найти утешение в ребенке, особенно если это мальчик. Он становится для матери единственной опорой, собеседником, другом, психологически занимая место отдалившегося или бросившего ее мужа. Но ребенка нельзя назначать на роль взрослого мужчины, это ему не под силу! Перегруженная психика может надорваться, и, надорвавшись, исказиться.

Мужчины, состоявшие в детстве в “психологическом браке” с матерью, часто так и не вступают в брак реальный, следовательно, у них может вообще никто не родиться. Ослепленные и подавленные матерью, они не находят достойную пару. Если же мать и решит женить сына, то непременно сама подберет невесту, которой в дальнейшем отведет роль служанки. Место хозяйки в такой семье мать ни за что не уступит. На сегодняшний день, к сожалению, довольно значительная часть нашего юношества находится в таком плену. Многие матери воспитывают своих сыновей в одиночку. И, как следствие — проявление сильной душевной привязанности матери к сыну. И если сын когда-то в детстве был спасен матерью от смерти, она становится настолько к нему привязана, настолько обволакивает сына своей заботой, что в дальнейшем он может и не жениться. Если же сын “заботливой матери” вступает в супружество, то он не может понять, почему, едва женившись, через месяц-второй он возвращается к маме. Но, и вернувшись, далеко не каждый юноша находит с матерью мир. Душа, стремящаяся к свободе, начинает искать самостоятельного жизненного пути. Часть юношей остаются полностью во власти матерей, проявляя инфантилизм, а другая часть все-таки вырывается. Кто-то уезжает учиться или работать в другой город, кто-то живет в общежитии или снимает квартиру.

Бывает так, что видимо сын вроде бы вырвался от матери, но таинственная связь с нею продолжается и в нем присутствует все тот же юношеский инфантилизм, но только внутренний: он ведет себя как совершенно не подготовленный к жизни человек. Внутренне мать его в самостоятельную жизнь так и не отпустила. В силу этого он остается привязанным к ней, хотя этой связи не осознает. Проявляется это в том, что он абсолютно ни в чем не может проявить себя как мужчина. Он совершенно безответственный, у него отсутствуют волевые проявления, душевно он все равно ощущает себя “под нею”, под матерью,..Такие же отношения могут сложиться у “заботливой матери” и с дочерью. Когда взрослеющая дочь начинает вырываться из эмоциональных объятий матери (внешне это проявляется в том, что она ей перечит), мать вступает в очень сильную, многодневную ссору с дочерью. Посредством этих ссор она только укрепляется в своем внутреннем стремлении сохранить дочь при себе. И чем более дочь выкарабкивается из этих пут, тем сильнее мать ее контролирует. Таковая мать не желает дочери ни одного жениха, ни другого, ни третьего. Но в какой-то момент, будучи подчинена общему правилу, девушка все же собирается выйти замуж. При этом мать непременно желает, чтобы молодые жили у нее. Либо, если они живут в одном городе, необходимо, чтобы раз в неделю дочь навещала мать.

Зачем ей все это нужно? Оказывается, таким образом она потихонечку, незаметно, начинает психологически отделять свою дочь от мужа. Начинаются выяснения, чем муж нехорош, почему зять негоден, почему не делает ремонт в доме, почему так мало зарабатывает. В конечном итоге, таковая мать за какой-то период добивается своего. В результате молодые разводятся, мать получает свою дочь обратно и... она снова счастлива. Правда, живут они в очень больших ссорах, непримиримости, иногда это все заканчивается тем, что дочь даже уходит из дому. Но, тем не менее, мать все-таки спокойна, поскольку она продолжает контролировать дочь и чувствовать себя заботливой матерью. В этом общении ее волевая натура, ее самолюбие, внутренняя страсть, которая однажды присвоила дочь себе, оказывается удовлетворенной.Мать, ощутившая себя когда-то спасительницей жизни своего дитяти, прирастает к нему, и, независимо от расстояния, сохраняет невидимую пуповину. Неудивительно, что такая мать за тысячи километров чувствует состояние своего ребенка. Там случилось что-то, а она уже в тревоге. Ее сердце чувствует. Эта душевная связь таинственным образом соединяет их между собою. Вырваться из этих тисков бывает чрезвычайно трудно. В большинстве случаев девушки и юноши, повзрослев, безуспешно пытаются всю свою жизнь вырваться из этих материнских объятий. Человек, воспитанный в атмосфере подобной привязанности, чувствует свою несвободу и впоследствии непроизвольно пытается освободиться от окружающих его людей: мужа, жены, друзей, подруг, сотрудников по работе. Ему кажется, что и с ними у него складываются слишком зависимые и несвободные отношения, что и от них надо избавиться. Таковые люди, крепко связанные с матерью, просто не могут глубоко сблизиться с другими людьми. Как бы ни складывались их отношения с окружающими, в конечном итоге — все рвется. В крайнем случае, отношения остаются дистанцированными...

Для того чтобы процесс развития психологической автономности человека завершился успешно, нужно, чтобы его родители были достаточно грамотны, и каждый из них осознавал необходимость помощи ребенку в его отделении от родителей на определенном этапе его развития. Для того чтобы ребенок смог успешно пройти “второе рождение”, психологическое отделение от родителей, им необходимо: воспринимать ребенка таким, какой он есть, а не таким, каким бы им хотелось его видеть; уважать желание ребенка самостоятельно изучать окружающий его мир, позволять ему делать это; поощрять выражение независимых мыслей, чувств и действий (соответственно возрасту ребенка); быть способным выразить понимание и поддержку, когда ребенку это понадобится; быть примером психологически зрелого человека, открыто выражать ребенку свои собственные чувства; четко определить, что вы запрещаете делать ребенку, и прямо говорить, почему, а не прибегать к силовым методам; не запрещать ему открыто выражать свои чувства, признавать и понимать эти чувства и потребность в их раскрытии; помогать и поощрять действия ребенка, направленные на здоровое исследование окружающего мира, пользуясь словом “да” в два раза чаще, чем словом “нет”; не впадать в отчаяние или депрессию, если ребенок отказывается пользоваться вашей помощью; не пытаться прожить жизнь за ребенка; признавать в нем самостоятельную личность, имеющую свои взгляды, желания и стремления.